Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

шикарно!

Жениться вам, барин, нужно..

Это Ави. Он авокадо, вырос из косточки 3 года назад. Сначала всё было просто: он пустил корни в банке, продолжил через полтора года расти в горшке на улице, пережил две зимние бури...



Я уже готовилась к последнему этапу: пересадить его в землю и собственно собирать плоды, когда садовник открыл мне глаза.

Как оказалось, авокадо не может плодоносить один, ему нужна подруга. Ну, или друг. Понимаешь,- объяснял мне садовник, пчёлки будут перелетать с цветка на цветок, ветерок будет дуть на одно дерево, потом на второе... и вот так у них появятся цветочки, потом плоды...

Я вспомнила, как сама рассказывала детям анекдот о том, что у птичек и цветочков всё так же, тяжело вздохнула и принялась организовывать Ави семью.

Растить авокадо - дело не быстрое. Второй год в нашем доме проходит кастинг невест для Ави, условно Кастинг на звание Кадит. В конце концов они все собрались на кухне в ожидании, когда же и кого же из них пересадят к Ави в сад, радуют нам глаз и действуют мужу на нервы...

шикарно!

О еде

У нашего подъезда  живёт абрикосовое дерево, всё в цвету. Встречает нас жужжанием пчёл и сладким-сладким ароматом, прямо ощутимым – делаешь шаг, и попадаешь прямо в душистое облако бело-розовых лепестков.

Дерево растёт этажом ниже входа в подъезд, его цветущие ветки тянутся к нам на уровне лица. Я тащу Арика понюхать, рассмотреть круглые белые цветочки, едва заметно шевелятся тычинки с жёлтыми шариками на концах, возвращают меня в детство...

Ребёнок всегда найдёт, чем угостить себя в естественных условиях. Ну и мы, гуляя во дворе круглый год, себя не обижали.

Зимой большого выбора не было, мы жили, можно сказать, впроголодь, лизали снег и, если повезёт, сосали сосульки.

Потом, когда таял снег, начинали открываться широкие возможности. Каждое время года приносило свои растительные радости.

В мае, например, цвела сирень. Прямо под моими окнами, на грядке. Голова кружилась от запаха, кусты разрослись и загораживали окна, но я умолила папу ничего с ней не делать. Я её любила. В мае мы, как козы, общипывали горьковатые пятилистиковые цветочки из соцветий, хоть и не вкусно – а надо - на счастье.

Я разуверилась в этой примете как-то в пятом классе, когда активно участвовала в объедании букета сирени, подаренного нашей учительнице на 9 мая. Она вошла в класс неожиданно, застав нас на месте преступления, с цветочками в зубах, и было нам счастье... С той поры я ограничивала свои поиски счастья поеданием счастливых билетиков. Вот никак не возьму в толк, почему всё, приносящее счастье, нужно съедать?

Чем дальше углубляешься в лето, тем больше всего можно съесть, гуляя во дворе в приятной компании, без взрослых.

Весной наш двор цвёл и благоухал, он был весь усажен абрикосовыми деревьями. Мы ходили проверять, все ли зацвели, прикидывая будущий урожай. Мы были материально заинтересованы, весь урожай съедался на корню, ещё зелёным. Самое вкусное на свете лакомство – зелёные абрикосы, когда косточка у них внутри ещё мягкая и белая. Они кисленькие, вкуснющие, а косточками мы стрелялись в мальчишек.

Не знаю, кто съедал вишни, но и они никогда не успевали созреть, ругались на нас бабушки со скамеечек, бдительно, но неэффективно стерегущие урожай, который планировали пустить на компоты и варенья. Абрикос им, впрочем, хватало, их созревало безумное количество, обеспечивающее потребности всего двора.

Яблок нам не доставалось, их на корню из года в год съедали гусеницы. Дерево всё лето стояло без листьев, опутанное паутиной,и мы боялись проходить мимо, чтобы гусеница не свалилась невзначай на голову. Если надо было всё же оказаться по ту сторону дерева, надо было остановиться, набираясь храбрости, и с визгом пронестись мимо, потом остановиться и долго панически отряхиваться, проверяя, что гусеница всё же не успела...

К августу от абрикос ничего не оставалось, но созревала шелковица, у нас во дворе росла чёрная, а возле магазина отыскалась белая, и мы паслись с утра до вечера то под одним деревом, то под другим, благо, их во дворе было шесть, и ещё несколько в соседних дворах. Периодически не выдерживали очередные бабушки на ближайшей к дереву скамеечке, и перемазанный красным липким соком табунок перекочёвывал на соседнюю клумбу...

Акации цвели ближе к сентябрю, их бело-зелёные соцветия по вкусу напоминали кочерыжку, но за ними надо было лазить на дерево, а, значит, приходилось дожидаться момента, когда мальчишек не будет на улице, а то они собирались под деревом, на которое влезали девицы, тогда надо было визжать и обзываться, немедленно слезая. Мы каждый раз старательно выполняли весь протокол полностью, хотя я никак не могла понять – зачем? Но так было надо, и я честно и старательно визжала...

Сезон закрывался объеданием букетов на первосентябрьской линейке. Делать было нечего, и, от нечего делать, все начинали пробовать букеты друг друга, астры и пионы, помню, были стршно горькими, но что не съешь со скуки да за компанию...

По большей части еда висела прямо перед носом, но некоторые деликатесы приходилось всё же организовывать себе ценой некоторых усилий. Например, райские яблочки росли за сценой, прямо напротив соседнего дома, и с дерева в любой момент могли согнать злобные соседи, бдящие прямо из окна.

Или вот взять муравьиную кислоту.

Муравьиная кислота ужасно вкусная, такая кисленькая. Особенно с печеньем. Но, к сожалению, она расфасована на очень мелкие порции и спрятана внутри муравьёв, в каждом по чуть-чуть. Возникает вопрос, как её достать, не съедая муравья?

Однажды мы сообразили. Если загнать много муравьёв на сладкую соломку, продававшуюся в те времена в прямоугольных пачках, а потом резко стряхнуть, муравьи, сваливаясь, ставляют на палочке кислоту, и тогда её можно спокойно съесть.

Мы с Полиной честно делили каждую соломку пополам, или на троих, если в добыче участвовал кто-нибудь ещё.

Технология была разработана до мелочей. Сначала отлавливалась жирная гусеница, желательно, живущая на плакучих ивах землемерка. Мы гусениц боялись, особенно, волосатых и пёстрых, поэтому у нас хватало присутствия духа только на землемерок, потому что они были безволосыми, успокоительно коричневыми, и больше прочих походили на дождевых червей. Червей мы почему-то не боялись, почему – загадка природы...

Ив было во дворе четыре, они зелёными шатрами росли вокруг круглой клумбы, и были полны самых разнообразных гусениц, на любой вкус.

И вот, взяв на ивовый прутик не очень страшную гусеницу, надо было отнести её в ближайший муровейник. Желательно успеть до того, как она доползёт до руки, в этом случае полагалось с визгом отшвырнуть всё это добро подальше, и идти ловить следующую гусеницу другим прутиком...

Возле муравейника гусеница выгружалась в качестве оплаты за кислоту, муравьи выбегали и нападали на неё, мы под шумок подставляли им соломку...

После третьего нашего пиршества обо всём пронюхали мальчишки. Они пришли выяснять, что это мы едим. Узнав, в чём дело, они вызвались войти в долю по принципу «наша соломка- их гусеница», но, уже притащив гусеницу, просто не смогли устоять перед соблазном. Очень уж хорошо мы визжали.

Гусеница полетела Полине на платье, она с визгом унеслась, я за ней, сзади бежали мальчишки, предусмотрительно прихватившие запасных гусениц...

Не скоро отважились мы вновь воспользоваться столь опасной технологией. А там и зима подоспела...

Арик внимательно наблюдает за мохнатыми пчёлами, деловито перелетающими с цветка на цветок.

- Они жужжат, собирают нектар. Это пчёлы? А вот это – мухи? Я их, кажется, боюсь... Надо убегать! Спасайтесь! Все!

Он уносится прочь, топоча, как маленький слоник. Но визжать, как мы, он не умеет. Мальчик!..

шикарно!

Абыдна, да?!...




Звездой одной из моих коллекций ("Дикорастущие фонтаны" http://kotirka.livejournal.com/14925.html) был вот этот красавец. Он мирно рос напротив нашей калитки, неизменно радуя глаз и привнося эстетику в  будни нашей улицы.
 
     
Collapse )
 

шикарно!

Решение квартирного вопроса-1, или как мы покупали квартиру


Почти 8 лет назад, выгуливая в парке за домом грудную Эсти в колясочке, я нарезала круги по периметру парка и от нечего делать рассматривала окружающие парк дома. Кроме нашего и соседнего 8-этажных парк окружала ещё пара домов поменьше, с палисадниками (на иврите это называется "садовая квартира"). Collapse )