Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

шикарно!

От работы дохнут кони-1

Муж в четверг сообщил, что от работы кони дохнут, в этом плане он уже практически конь. Пора в отпуск, сказал он. Прямо сейчас!

Доев привезённых мною накануне из Тель Авива жареных крабов с белым вином, он воодушевился. Мановением мышки отправил нас на три дня в Тель Авив, отдыхать.

В Тель Авиве демократия, там можно жить, где хочешь. Мы, например, жили в каньоне - молле по-заграничному. Потому что он большой и в центре. Главное его достоинтство, выгодно отличающее его от остальных мест для жизни в Тель Авиве, в том, что туда въезжаешь прямо со скоростного шоссе Аялона, и выезжаешь тоже сразу на это шоссе, ведущее прямо к выезду из города.

Девизом нашего путешествия стало «по Тель Авиву пешком». Ну, не люблю я водить машину в Тель Авиве. Меня в дрожь бросает от велосипедистов/мотоциклистов/самокатистов и остальных самоубийц, с разбегу ныряющих под колёса мчащихся машин с четырёх сторон сразу…
А ведь есть ещё парковка! Точнее, её-то как раз и нет… В общем, мы гуляли пешком, как заграницей.

Прослышав о нашем намерении провести выходные в Тель Авиве, добрые жители вошли в наше положение и широким потоком ринулись из города. Пробку из них, спешащих пополнить полноводный Кинерет, мы наблюдали всю дорогу в отпуск.

Город нам достался пустынный, тихий и прохладный ( да-да, это Тель-Авив!)

Мы с третьего раза нашли въезд на парковку, с четвёртого ( и трёх телефонных звонков!) определили работающий лифт и правильное лобби, кинули рюкзаки в номере и отпуск начался.

Главное открытие сезона: от каньона Азриэли до большинства аттракций Тель-Авива, от театров и музеев до набережной и Яффо меньше часа неспешным шагом.

В первый вечер мы 5 часов гуляли по городу. Было прохладно и весело. Тель-Авив очень эклектичен, его строили 100-120 лет назад люди, ностальгически привезшие с собой собирательный образ родного города. Эти дома немножко сказочные замки, такая квинтэссенция Вены, Санкт Петербурга или Праги…








шикарно!

•О каблуках и женщинах, печальное•

Приближается 30-летие свадьбы. Сколько всего пережито-передумано-перечувствовано за эти годы! Вот, например:
Прошло 22 года, а помню, как сейчас.
Да и муж норовит припомнить…


Одно из самых сильных впечатлений о Лондоне оставило у нас с мужем Лондонское метро. За 10 дней в Лондоне мы набегались по лестницам вверх-вниз, нарадовались "доступности" разных линий и "удобству" переходов. А как впечатляли пассажиры... Там было, на что посмотреть. Особенно когда в будний день все ехали на работу. Особенно на англичанок.

Англичанки, ехавшие в Сити на работу, потрясали даже моё воображение: стройные блонды, одетые в официальные костюмы- короткие юбочки, приталенные пиджачки с нарядными блузками... М-м-м-м ...Мечта Поэта.

Особенно поражали туфельки. Классические лодочки на километровой шпильке. Ну ооочень элегантно! Я, в джинсах, кроссовках, куртке и с рюкзачком за спиной (возможно, мой вид тоже поражал их воображение) любовалась ими всю дорогу и думала, что вот она- Женщина. Такой Женщине хочется уступить место и носить на руках. Потому что смотришь на неё и думаешь- как у бедолаги, наверное, болят ноги после всех этих лестниц в метро! Да и холодина на улице, мне в куртке и кроссовках не жарко- а тут колготки... Бррр.

Однажды, выйдя из метро, мой муж вкрадчиво спросил у меня, как мне англичанки? Я ответила, что впечатляет. И тогда он предложил: " А давай купим тебе такие туфельки на каблучках? Вот прямо сейчас поедем на Оксфорд-стрит!"

«Какой он всё-таки щедрый и заботливый!»- подумала я. Жаль, что сам не понимает, ЧТО мне предлагает! Я представила себя поднимающейся в элегантных лодочках по винтовой лестнице в Тауэр... Идущей в них по романтической лондонской брусчатке... Спускающейся по бесконечной лестнице в метро после 8 часов блуканий по Лондону... "Спасибо, дорогой, но... А давай не будем на это тратить деньги!"

Он был настойчив. Его аргументация убедила бы вагон присяжных заседательниц (и они все тут же побежали бы за ним покупать туфельки и выглядели бы при этом сногсшибательно)! «Тебе будет очень красиво, говорил он, и не важно, сколько это стоит...» Оживлённо дискутируя на тему этого щедрого предложения, мы шли по бесконечной лондонской улице, мощёной старинной выщербленой брусчаткой. Перед его мысленным взором рядом с ним дефилировала элегантная Женщина Мечты на Шпильках, у меня же перед глазами были все эти километры лондонских лестниц...
Чтобы прекратить дискуссию, я сказала, что просто НЕ МОГУ носить туфли на каблуках! Странно, но уговоры прекратились...

Прошли лет 5, и однажды в моём гардеробе завелись туфли на каблуках. Увидев их на мне впервые, муж впечатлился и очень заботливо спросил:" Тебе очень плохо?"-"Почему плохо?"-удивилась я.

Оказалось, что он из того нашего разговора понял, и все эти годы считал, что я физически НЕ МОГУ носить туфли на каблуках, из-за какого-нибудь анатомического дефекта, а не из-за того, что это всего лишь неудобно, больно и холодно...
шикарно!

Неожиданное решение

Ещё из старорабочего - об адаптации к изменяющемуся миру и интересе к жизни.

Иногда совершенно неожиданные люди проявляют поразительную силу духа и находят очень нестандартные решения проблем, казалось бы, нерешаемых.

Существует социальное жильё для пенсионеров, называемое «хостель». Это, как правило, многоэтажный дом, состоящий из одно- и двухкомнатных квартир с общим коридором. Дом оборудован лифтом, на первом этаже – клуб и прачечная, вокруг- зелёный дворик-сквер со скамейками и дорожкой, желающим есть где посидеть на свежем воздухе. Напротив магазин, тихое место, свободный вход для всех в любое время – красота, да и только. Очень удобно.

В одном маленьком провинциальном городе повадились нелегалы-эриторианцы (такие страшные здоровенные негры) врываться в квартиры в поисках чем бы поживиться, чаще всего, еды, ибо чем ещё можно поживиться у малоимущих пенрсионерок за 80?

В прошлое моё посещение одной из пациенток я выслушала ужасный репортаж «глазами очевидца» - ту избили, к этим ворвались, пока муж с негром ругался, жена вызвала полицию, и того на выходе повязали, а к ней, к пациентке, тоже вошёл один – тихо-тихо, так она его сложеной газетой кааак хлопнет! Каааак заорёт! И он испугался и убежал. Жуткая история.

Двери они из-за такой малости, как грабители, оставлять открытыми не перестали. Весь хостель сидит летом с открытыми дверями и балконами, проветривают квартирки – с улицы такой ветерок, никакой кондиционер не нужен. Да и вообще, закроешь дверь – никакой социальной жизни, а так сидишь дома, и всё видишь, кто на какой громкости телевизор слушает, кого скорая увезла, кому мебель новую привезли, кому помощницу дали, а сам с внуками сидит и на базар бегает... А вот закроешь дверь, и не только грабители, но и вся жизнь пройдёт мимо.

И вот прихожу я к пациентке. У неё дверь нараспашку, в этом положении разной мебелью припёрта, табуреткой, картонной коробкой и сумкой на колёсиках. Своей импровизированной баррикадой хозяйка страшно довольна, и воздух, и видно всё, и просто так не переступишь, разбирать надо. Начнут разбирать – тут-то она всё и услышит!

- Но это ещё не всё!- говорит. Я вам сейчас такое покажу! Только не смейтесь. Я попросила помощницу пистолет мне купить. Надо же мне как-то защищаться! А то ходют тут, ходют неизвестно кто, охраны же нет... Вот,я вам сейчас его продемонстрирую!

И достаёт из-под подушки пистолет! Большой, чёрный, вполне себе огнестрельное оружие для ближнего боя...

- Ээээ... хороший пистолет... – тяну я.

- Правда же?- радуется пациентка. – А как стреляет! Такой звук- сама пугаюсь, сердце в пятки проваливается каждый раз! Я теперь сижу на диване, он у меня, видите, боком к двери. Телевизор смотрю, а сама на дверь всё время поглядываю. Как полезет, я на него сразу пистолет наставлю, и так ему и скажу- первый раз стреляю в воздух, потом – по ногам, потом – в тебя! Чтобы убежать успел... Вот, послушайте, как стреляет, кааак бабахнет! Любой испугается.

- Да не надо, я вам верю! Замечательный пистолет...

- Нет, вы послушайте!

Она нажимает на курок. Осечка. Ещё раз нажимает – раздаётся грохот! Комната наполняется дымом!

Пациентка смеётся.

- Видите, как страшно? А что, надо же нам себя как-то защищать! Как выстрелю, эти негры сразу убегут, они и газеты пугаются, а у меня вон, полная обойма пистонов... Только, - вдруг застеснявшись, просит она, – вы никому у нас не рассказывайте, а то они меня засмеют...
шикарно!

Хорошего Нового года!


Пусть исправится всё то, что пошло не так в предыдущем Новом году!

А то, если Санта хочет успеть развезти все подарки вовремя, ему действительно нужно начинать уже сегодня, учитывая по 2 недели карантина в каждой новой стране...
Хотя, если вдуматься, это становится работой мечты: кругосветное путешествие, по 2 недели в гостинице в каждой стране, 1 ночь работаешь, 2 недели отдыхаешь...
шикарно!

•Туристическая зима-2, или Земля, текущая молоком и мёдом•

Наша Туристическая Зима продолжает вести тур «Зима в Хайфе: все чудеса в одном решете». В качестве следующей после потопа аттракции туристов полагается накормить, по возможности аутентичной кухней. Зима, талантливый экскурсовод, придумала незабываемое: протянула нам ветвь мира.

Просыпаемся- и обнаруживаем на дорожке под окном спальни ПАЛЬМОВУЮ ВЕТВЬ С ФИНИКАМИ!

С ближайшей пальмы ветром ночью сорвало ветку с гроздью фиников и закинуло к нам на участок. Семейный завтрак в студию!






Присоединяйтесь к туру Зима В Хайфе! Спешите! Спешите! Только три месяца в году!
шикарно!

Зима по-туристически

У нас в Израиле есть всё. Нет, не так: ВСЁ!и зима. И снег. Но так, по-быстрому. Туристически. Чтобы сфотографироваться в разных позах, опубликовать фотки- и дальше по маршруту, к новым аттракциям.

Под моросящим дождём, периодически громыхающим и посверкивающем молниями где-то над морем, я довезла Арика до школы. А на выезде вдруг ударил гром, разверзлось что-то небесное, видимо, хляби, и прямо на глазах изумлённой публики всё вокруг покрылось ровным слоем града.

8 орадуслв, однако! Здравствуй, Дедушка Мороз!





шикарно!

Москва! Как много в этом звуке...

Я узнала о детях, впадающих в состояние альфы, и старая история обрела новый смысл.

Когда мне было девять с половиной лет, папа взял меня с собой в Москву, в командировку.
Я часто вспоминаю эту поездку, с годами всё чаще. Многое я поняла, уже будучи взрослой, особенно с тех пор, как у нас появилась Эсти. Чем старше, предприимчивее и инициативнее она становится, тем больше я восхищаюсь мужеством моего папы, который один, без мамы, взялся в течение двух недель в Москве усмирять маленького монстрика развлекать послушную, хорошо воспитанную девочку...

Проблема была не в том, что я оказалась непослушной или капризной. Проблема, скорее, была в том, что я оказалась черезчур хорошей, правильной и правдивой. Я свято верила в торжество справедливости, которую надо наводить везде и всегда, и вообще, "бойтесь равнодушных- это по их попустительству совершаются грабежи и убийства." Я была юной пионеркой, начитанной не по возрасту... Эти, безусловно, положительные качества в условиях Москвы 1983 года вызывали цепочку бытовых катастроф, к которым, впрочем, мой выросший на фрунзенском (бешкекском) рынке папа относился скорее с юмором...

С моим правдолюбием папа столкнулся уже при вселении в гостиницу- туристкомплекс Салют, построенный к Олимпиаде 1980 года. Папа обсуждал с администратором проблему- в полулюксе не хватало одного спального места. Администратор, заинтересованный в сдаче дорогого номера, предложил принести раскладушку.

-А нам не нужна раскладушка!- заявила я, горя желанием разрешить проблемы взрослых. – Мы всё равно будем спать вместе!- и добавила, приведя взрослых в состояние полного замешательства:-Мы дома всегда вместе спим!

Это уже потом, с горем пополам получив номер, папа объяснил мне, что факт моего утреннего прилезания в родительскую кровать не подлежит широкой огласке, и вообще, проблемы я решать могу только тогда, когда он, папа, с решением не справится! Бедный папа! Он не знал, что дети в девять лет всё принимают за чистую монету...

Случай решить проблему самой мне представился уже назавтра. Мы ужинали в ресторане нашей гостиницы, и я, очарованная кругленькими блестящими металлическими кремовницами, заказала мороженое. "Закончилось!"- ответил официант, и умчался обслуживать другие столики. Надувшись, я ковыряла мясо на тарелке. И вдруг, сквозь слёзы, увидела, как перед тёткой за соседним столиком поставили именно такую кругленькую блестящую в свете люстры кремовницу, полную мороженого... Папа, конечно же, отказался ссорится с официантом, в качестве компенсации пообещав мне купить мороженое назавтра, но что мне мороженое! Ведь тут пострадала Справедливость! Тем более, ситуация отвечала определению- папа наводить справедливость не пошёл! Тогда пошла я.

Под восхищённое "Ну и девка!" соседа по столику, я встала и подошла к тётке, которая медленно и изящно ела мороженое.

-Извините, тётя!-сказала я.- Вот тот дядя, официант, он поступил нечестно! Мне, ребёнку, он соврал, что мороженого в ресторане нет, а вам, взрослой, после этого принёс! Разве это справедливо?! Он же ВЗРОСЛЫЙ! Как он может так поступать! Он же сказал НЕПРАВДУ!
В зале воцарилась тишина. Все посетители повернули в нашу сторону. Тётка покраснела.

-Деточка! Тебе не хватило мороженого? Хочешь, возьми моё?

Но я не хотела её мороженого- я хотела CПРАВЕДЛИВОСТИ, и это было дело принципа! Посетители в зале зашумели, официант был призван к ответу общественностью. Тётка что-то ему выговаривала... Я вернулась за наш столик под недоверчивым взлядом моего папы- он никак не мог поверить в то, что я это сделала! Присоседившийся дядькиа смотрел на меня с интересом. "Далеко девочка пойдёт!"- сказал он, уходя, когда я доедала поданное мне уже другим официантом мороженое- с извинениями папе и за счёт ресторана... Я потом часто вспоминала эти слова- всё сомневалась, а был ли это комплимент...

Москва была прекрасна! Стоял конец июня, солнце заходило лишь на несколько часов глубокой ночью- для меня это было чудом! Мне нравилось абсолютно всё- толпы людей, старинные дома, похожие на дворцы станции метро... Даже вороны там отличались от наших- наши были целиком чёрные, и летом по городу не летали.

Папа очень любил Москву, он часто там бывал, много гулял по ней пешком- он вообще любил таким образом изучать города. Чувство направления помогало ему составлять в уме карту города, и он развлекался, прокладывая новые маршруты и отыскивая всё новые интересные нетуристические места. Всё это он стремился показать и мне. К сожалению, корм был не очень в коня, так как его выносливость была не сравнима с моей- после определённого объёма информации и впечатлений я просто отключалась.

Помню, один из наших маршрутов был таким: на метро в какую-то контору по папиным делам- часа на полтора, потом магазин, где совершенно неожиданно ему пришлось купить обои, потом- на метро мы поехали на Новодевичье кладбище, пропуск туда дала папе его сотрудница- правнучка Суворова. Папа провёл для меня увлекательнейшую экскурсию по кладбищу- показал памятник жене Сталина под стеклянным колпаком, и чёрно-белый памятник Хрущёву, исполненный гонимым им при жизни скульптором, и памятник Макаренко, увешанный пионерскими галстуками... Каждый памятник сопровождался историей. В конце мы просто бродили по кладбищу. Набрели на свежую могилу Клавдии Шульженко- так мы узнали о её смерти... Но наибольшее впечатление на меня произвели покосившиеся старые кресты в старой части кладбища- они абсолютно не были парадными, но выражали такую скорбь... Просто старый крест, а на нём полустёршиеся буквы :"младенец Имочка"... Мне вдруг бросилось в глаза, сколько детей было похоронено там! Папа заметил, что у меня глаза на мокром месте, и понял, что пора уходить...

Оттуда мы пешком прошлись до ВДНХа, посмотрели на космический корабль, Белку и Стрелку в натуральную величину, потом были ещё какие-то павильоны. Потом мы пообедали в каком-то кафе и пошли в зоопарк. Оттуда я запомнила только несчастного бегемота, он раззевал слюнявую пась и ревел, сидя в корыте с водой. Его было жаль... Потом мы ели какое-то мороженое, и папа уговаривал меня купить ещё- в вафельках, или в трубочке, или круглое, а я наконец-то расплакалась и пообещала рассказать маме, что он заставлял меня есть мороженое... На этом этапе я, взрослая, отвезла бы ребёнка в гостиницу, потому что он уже невменяемый от переизбытка впечатлений. Но папе этого было не понять, зато ему жаль было каждый час в Москве- ещё столько всего неосмотренного мною! И мы поехали в Третьяковскую галерею.

Попали мы туда, на моё счастье, уже перед закрытием, нас даже не хотели пускать, но папа отвлёк внимание тётки шоколадкой, и она согласилась пропустить нас на чуть-чуть. За то время, что тётка расправлялась с шоколадкой, мы прошлись по музею. Папа хотел показать мне хотя бы определённые картины, раз уж не успеем посмотреть всё, но у меня уже все каналы были забиты до предела, я уже даже плакать не могла, а просто ждала, когда же этот музей, а вместе с ним и день, закончится...

Из этой поездки я вынесла правило, которого свято придерживаюсь всю мою сознательную жизнь: НЕ БОЛЬШЕ ДВУХ МУЗЕЕВ В ОДИН ДЕНЬ!

А с обоями история была ещё та! Дело в том, что у нас дома затевался ремонт. Среди прочего менялись обои, и для моей комнаты обои подбирались тоже. Заглянув случайно в магазин по дороге, мы попали на момент внесения только что привезённых немецких обоев из зала на склад. Я бросилась к открытой коробке, и увидела там обои моей мечты! Они были рифлёные, зеленовато-бежевые. И по ним летели вверх воздушные шарики пастельных цветов- нежно- голубые, нежно-розовые, нежно-зелёные... Я бросилась к тётке со словами: "Какие чудесные обои! Мы их покупаем! Нам нужно (непомню уже, сколько) метров!" Тётка была так ошарашена таким неожиданным напором, что сопротивлялась слабо, и, пока папа понял, что, собственно, происходит, мы уже стояли в очереди в кассу.

Вот тут папа очнулся и попытался сопротивляться.

-Погоди!- сказал он.- Мы же не можем вот так прямо взять- и купить обои!
-Ну почему не можем?- удивилась я.- Ты же сам мне говорил- если увидим подходящие- купим. А это очень даже подходящие! Немецкие. Ты ведь говорил. Что немецкие- самые лучшие, но их не достать? Ну, вот! А мы нашли!
-А как же мы их довезём?
- А мы возьмём такси!

Крыть было нечем, но папа сделал ещё одну попытку:

-А вдруг мама не разрешит?
-Тогда давай отложим, спросим вечером у мамы, а завтра приедем сюда и купим!

Возразить было нечего. И вот, отложив обои и заплатив часть суммы, мы вышли из магазина. Папа выглядел несколько обалдевшим. Продавщица смотрела нам вслед. Она не могла поверить, что только что продала вот так, с прилавка, без переплаты, немецкие обои...

Вечером мы позвонили маме. Я сразу закричала в трубку:

-Мамочка, мы нашли шикарные обои, немецкие, красивые, и отложили их, только папа сомневается, вдруг ты не согласишься?Мамочка, ну ведь ты же согласишься? Ну, пожалуйста! Вот тебе папа, ты ведь согласна? Скажи ему!

Это задало тон всему разговору. Мама так и не поняла, что была последней папиной надеждой. Она отвечала "Не страшно", услыхав стоимость (6 рублей метр против 1.5 рубля за обычные), она не сообразила, что ему не хочется тащить, кроме ребёнка и чемоданов, ещё и обои. У папы почему-то язык не повернулся сказать напрямую- не будем покупать никаких обоев! И вот назавтра мы поехали и купили обои, и привезли их на такси.

Я потом ещё пять лет, до самого отъезда, обожала эти обои. Они до сих пор мне снятся, когда снится детство...

Папа очень хотел сводить меня в Большой театр и куда-нибудь ещё. Правда, шансов на это было маловато- мы знали, что билетов не достать. И вот, в самый первый день в Москве, прямо перед нами у входа в метро вдруг остановилась тётка, достала из сумки раскладной стул и громко спросила:

-Кому билеты в Большой театр?

Стоит ли говорить, что мы немедленно эти билеты купили. Правда, в нагрузку к ним шли билеты в театр Дворца Съездов, но папа даже обрадовался. Дело в том, что в своё время к папе во ВНИИВЭ обратились с просьбой адаптировать чертежи японского лифта к условиям Дворца съездов и в последствии установить их. Папа этим и занимался, и, конечно, ему хотелось всё мне показать.

Это выглядело просто чудом- вот только что папа сказал, что хорошо бы попасть в Большой- и вот вам, пожалуйста!

Большой театр- конечно, это было чудо, от начала и до конца, от расписного потолка и люстры, поразивших моё воображение уже на входе в зал, пока ещё горел свет- и до представления, а это был балет "Спящая красавица"... А вот нагрузка- она и есть нагрузка. Во время спектакля во Дворце Съездов- это было что-то на итальянском- я просто уснула во втором акте, и мы уехали домой. Папа, помню, очень огорчался. И лифтов я не помню...

Ох и натерпелся со мной папа! Взять хотя бы мою исполнительность. Когда мы уезжали, мама попросила нас привезти ей книгу В Леви "Нестандартный ребёнок", если мы её встретим, видимо, наивно полагая, что в Москве такие книги стоят на полках. Пройдясь по магазинам, мы убедились, что не стоят- когда мы спрашивали эту книгу, на нас смотрели, как на ненормальных.

-Ну, значит не привезём! – с облегчением вздохнул папа, которому всё надоело.
-Как это- не привезём!-я была настроена умереть, но сделать, раз мама сказала!- Мы ещё не везде искали! Поехали в Дом Книги!

Я почему-то была уверена, что магазин под названием Дом Книги есть везде. Он и вправду оказался в Москве, более того, там нам ответили, что книга была, и ещё будет. Вот только неизвестно когда.

И тут к нам подошёл Подозрительный Тип. Отведя нас в сторонку, Тип вполголоса сообщил, что у него совершенно случайно есть лишний экземпляр нужной нам книги, и он готов с ним расстаться. Папа уже начал отказываться- он не любил иметь дело со спекулянтами. Но тут вмешалась я.

- А откуда у вас лишняя книга?- спрсила я.Тип почему-то смутился.
-Понимаешь, девочка, я купил ... для одного друга, а ему уже не надо...

Такое объяснение меня вполне удовлетворило, и мы договорились встретиться в 3 часа на том же месте.

Книга стоила 3 рубля, а по-правде- 78 копеек, и на этом примере не очень довольный папа объяснил мне, почему он не любит иметь дело со спекулянтами. Я усвоила урок и согласилась с ним, что переплачивать больш, чем втрое неправильно,и это поощряет спекуляцию, и тогда ничего нельзя будет купить в магазинне- потому что спекулянтам выгодно это скупать заранее и потом продавать в три дорога... Я всё это поняла, но всё равно была рада, что мамино поручение мы выполнили.

Подобным же образом я втравила бедного папу в ГУМе в покупку белых итальянских джинсов для мамы- на 2 размера больше, чем надо: мама ведь попросила привезти ей джинсы! Мама долго не могла простить ему эту покупку- она восприняла это изощрённым издевательством! Она просто не могла поверить, что взрослый 50-летний мужчина спасовал перед ребёнком... Но это было так! Теперь-то я понимаю- я и сама не всегда в состоянии устоять перед напором подрастающего поколения, особенно когда все аргументы заканчиваются, а напор только нарастает...

А ведь было ещё кафе Огни Москвы – с его балкончика открывался панорамный вид на всю Москву- красота неописуемая! Туда пускали иностранцев- без очереди, а остальные толкались у входа в лифт и ждали у моря погоды освободившегося столика. Там уже я действовала целенаправленно- завела громкий разговор со взрослыми из толпы, какое безобразие, что кого-то пускают, а граждане страны должны... Лифтёра хватило на 10 минут таких разговоров- после этого нас пропустили... Папа мужественно молчал- останавливать меня, как тайфун, сил у него уже не было, а намёков и подмигивания я не понимала, предпочитая встречать врага с поднятым забралом- ПРАВДА и только ПРАВДА!.. А может, он тоже развлекался, глядя на всё это?

Но всё на свете кончается. Подошли к концу и эти две недели, и папе оставалось всего лишь довести маленькое чудовище с длинным языком отдохнувшего и развлечённого ребёнка домой, сдать на руки жене и уколоться и забыться с чистой совестью сбежать на работу. Но не тут-то было! В дороге я заболела. Сутки, которые мы ехали, я провалялась с высоченной температурой, в полубреду и с ужасной рвотой. Нас даже хотели в Орле снимать с поезда, но бедный папа, по горло сытый всем этим, отказался на отрез. Сутки он простоял надо мной, горевшей во сне...

А потом мы приехали домой, я увидела маму- и у меня сразу всё прошло! Я прижалась к ней, и так и ходила за нею хвостиком до самого вечера... Стыдно, но на вопросы, понравилось ли мне, я расплакалась и стала рассказывать, что папа заставлял меня есть мороженое и шоколад...

Мой папа меня очень любил. Но никогда, НИКОГДА больше один никуда со мной не ездил!
шикарно!

Мама мальчика

Я всегда была мамой девочки. Девочек. Детей. Это интересно, разнообразно и хлопотно. Живёшь разносторонне, с размахом. Решаешь вперемешку массу животрепещущих проблем, девицы- существа с тонким вкусом и ранимой душевной организацией, в сутках же всего лишь 24 часа, и кучу из них я сплю...

А сейчас, когда Эсти окончила школу и занялась другими делами, я вдруг на полную катушку оказалась мамой мальчика.

Это захватывающий опыт!

Во-первых, школа. Сакральный шестой класс, где родительское собрание впервые остро разделяет нас на беспечных мам мальчиков, и полных энтузиазма и подозрений мам девочек, у которых вот-вот 12-тый день рождения- бат-мицва...

Подробные многочасовые отчёты о состоянии дел в Майнкрафте...

Углублённые консультации по поводу тем для разговора с девочкой...

Страдания насчёт новой причёски и необходимости укладки гелем...

А ещё спорт. И туризм!

Сегодня мы снова ходили покорять горные вершины. Только вдвоём, я и мой мальчик.

Так как кроме меня некому, я страшно спортивна и вообще турист. Могу совершать заплывы, забеги и карабкаться на любые горы, чтобы составить компанию.

Школа сводила нашего мальчика в вечерний поход в некую пещеру на вершине горы, он решил, что нужно тренироваться. Теперь мы тренируемся по выходным. Благо, живём у подножия легендарной горы Кармель.

В прошлый раз мы царапались на некий горный пик, 500 метров наверх, остальные ( тоже 500) вниз. Справились за час, выпили 4 литра воды на двоих, на обратном пути сделали очаровательный привал в тени, практически пикник. И ноги у меня уже почти не болят.

Так что сегодня мы добавили. Маршрут около 6 км, называется мирно, «Ботанический». Я вам сейчас расскажу.

Сначала было плоско и каменисто, потом стало вертикально вверх, но с кучей уступов, примерно километр поднимаешься, как по ступенькам, кое-где помогая себе руками, и ещё кое-где облегчая рюкзак, допивая принесённые с собой бутылки воды. Метре на 75 я оценила своё дыхание и сердцебиение и робко предположила, что стара уже для таких подвигов, в ответ меня заверили, что я молода и полна сил, и по возвращении меня научат подтягиваться на турнике и бегать 2 км...

Главное- следить за отметками. В какой-то момент мы увлеклись видами, я дрожала от страха на узенькой тропинке моей любимой модификации- слева каменная стена, справа обрыв, впереди за горами море. Я то боялась, то фотографировала, мой мальчик скакал по горе аки козлик и вдруг сообщил, что отметок давно не было, а, значит, зря я тут боюсь. Надо возвращаться (справа стена, слева обрыв) и продолжать подниматься вертикально вверх, но уже по лесу. Мы живём в шикарном месте, в 10 минутах ходьбы- море, в 20 езды- горы и лес...



Лес был прекрасен, прохладный, пронизанный солнечными лучами. А потом уже мы только спускались. Все 3 оставшихся километра... и большую часть по лесу, вдыхая хвойный аромат, обдуваемые прохладным ветерком, а между гор сверкало море...

Это был прекрасный поход, маршрут под названием «Пещеры древнего человека»...

Быть мамой мальчика- очень мотивирует и стимулирует... А ноги за неделю пройдут. Наверное...