Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

шикарно!

Как мы пишем-9, или В здоровом теле- здоровый дух

- Для придания объёма персонажу и многоплановости тексту используется телесность,- сказала руководительница Мика и прислонила к спинке пластмассового кресла плотный лист бумаги.- Сегодня мы будем писать через физические ощущения.

Для начала все сели на стульях прямо, поставив обе ноги на пол, и прислушались к своим физическим ощущениям. Прошлись мысленно по всему телу, снизу вверх и обратно, обращая внимание на места, где присутствуют ощущения. Где удобно? Где нет? Что-то мешает? Приятно? Крокодил от головы до хвоста оказался длиннее, чем от хвоста до головы, потому что спереди оказалось лицо, с губами, носом, ушами, лбом и щеками. Там ощущалось, горело, кололось и чесалось. Очень много разных мелких ощущений привлекало внимание, разные части тела, заметив, что к ним прислушались, громко заявили о себе.

Теперь нам предстояло написать об одном из них.

Я писала о ступнях. Как они стоят на полу и страшно мне мешают. Вообще- то такая поза считается очень правильной, она придаёт устойчивость и уверенность всему телу. Позволяет нам заземлиться, ощутить уверенность, внушаемую незыблемой почвой под ногами. Все медитации начинаются с указания: «примите удобную позу, сядьте прямо, поставьте ноги на пол, расслабьтесь». Подчеркните в этой фразе взаимоисключающие действия...

Все ощущения и переживания так или иначе связаны с нашим телом, и осознаются через него. Поэтому, когда Мика принялась записывать под нашу диктовку телесные устойчивые выражения в соответствующих местах, получился человечек.

Выражения надо было вспомнить все, и неприличные тоже. С высоко поднятой головой, держать в голове, головомойка. С больной головы на здоровую. Волосы встали дыбом. Очевидные вещи, глаз за глаз, подставить вторую щёку. Совать нос, насторожить ухо, по уши в грязи. Держать рот на замке, набрать воды в рот. Прикусить язык, держать язык за зубами, иметь на кого-то зуб. Раскатать губу. Жестоковыйный. Сидеть на шее. Поперёк горла. Сердце замерло в груди, молод душой, душа радуется, душа просит, душа поёт, на душе тяжело, душа ушла в пятки. (Только в русском эмоциональная душа бродит по организму, иврит в этом смысле гораздо практичнее). Тяжело на сердце, скрепя сердце. Сердце, как и душа, просит, радуется и поёт, помнит, чует и подсказывает. Оно вообще, судя по устойчивым выражениям, в использовании заменяет мозг, который, из всех возможных вариантов, разве что кипит.

Такая себе народная прикладная анатомия. Народ вообще в анатомии разбирался испокон веку поверхностно, в основном сосредоточившись на передней, видимой и наиболее используемой части. Дышать полной грудью. Гора с плеч, подставить плечо, плечом к плечу, камень за пазухой. Подать руку помощи. Золотые руки, левые руки, одной левой, руки из задницы. Обводить вокруг пальца, не стоить и мизинца.

Спина практически не используется, её только защищают.

В иврите некоторые функции сердца и мозгов выполняет живот, а вот мы животом для выражения эмоций не пользуемся, мы детализируем, о какой именно требухе идёт речь. Так, из внутренних органов в дело пошли лишь сердце, печень ( печёнкой чую, сидеть в печёнках), кишки (марш играют, лезть в кишки). Голубая кровь, толстая кожа. Рубашка к телу ближе.

Зато в иврите очень мало используется нижний бюст, в русском он многоцелевой и очень используем: пойти в задницу, прикрывать задницу, есть задницей, руки из задницы, находиться в глубокой заднице, жить в далёкой попе, геморрой-головная боль. Радости полные штаны.

Ноги используются в основном для настроения, храбрости и уверенности: встать с левой ноги, открывать дверь ногой. Стоять обеими ногами на земле. Коленки дрожат, душа в пятках.

Иврит в этом плане распределяет нагрузку равномернее.

Нарисовав таким образом состоящего из телесных эмоций человека, мы приступили к следующему заданию. Надо было выбрать одно выражение, и о нём написать.

Я писала об ивритском выражении, не имеющем эквивалента в русском: бабочки в животе. Так говорят, описывая волнение, такой трепет предвкушения, иногда переходящий в панику. Перед встречей или выступлением, когда пульс учащается, а в животе наступает такое... ну, будто бабочки порхают, перелетая с места на место. Пока этого выражения не знаешь, такого не ощущаешь, волнуешься другими частями тела, а познакомишься с ним- и прямо чувствуешь, как в животе заводятся бабочки. Живите теперь с этим.

Они там возятся, отвлекая внимание от внешних причин для волнения внутрь себя, не давая погрузиться слишком глубоко. Так ребёнок теребит увлёкшуюся разговором маму, напоминая ей: «я тут, не бросай меня!»

Группе понравилось примерять на себя всякие «телесные» выражения и составлять рассказы с их использованием. Все рвались поделиться выявленными частями тела, которыми они переживают различные эмоции, и своими соображениями по этому поводу. Но время подошло к концу, и пришлось прервать дозволенные речи.

В качестве домашнего задания мы должны отредактировать один из уже написанных текстов, добавив в него «телесности». Интересно, что получится...
шикарно!

Краденое солнце

Ну, пусть не солнце, но карта.
Когда мы в сентер парке приходим получать велосипеды, я всегда напрягаюсь. Момент, когда нужно сесть и поехать, небрежно отвечая по-английски на вопросы и замечания велосипедного мастера, шикарно проходит у Эсти. Я же воспринимаю это экзаменом - я научилссь кататься в 38 лет, и катаемся мы только 2 недели в году, и я каждый раз опасаюсь этой встречи с велосипедом, мне надо немного помедитировать на него. И на ответы на английские вопросы голландского мастера тоже нужно помедитировать, в общем я справляюсь, но напрягает меня всё это.
И вот мы пришли в велосипедный центр, стоим в очереди и видим карты. Карта пешеходных маршрутов поннасилась мне сразу. Я тогда ещё не перегрелась, и была полна энтузиазма ходить и ездить в походы, и эта карта была залогом будущих приключений. Я её развернула и рассматривала, и отвечала на 60 ариковых вопросов в минуту, и тут дядька освободился и нас позвал , и всё заверте...
В какой-то момент мне в руки сунули руль от велосипеда, и все бумажки и вещи, которые там были- телефон, абонемент, талончики, карта, квитанция, деньги- окозались лишними и страшно мешали, я сунула всё это в сумку не глядя, взгромоздилась на велосипед, седло впилось мне во вторые 90. Его мне подняли, опустили и снова подняли, решили, что мне на нём не жениться, и так сойдёт на 2 недели, и мы наконец- то ушли. А длма я обнаружила эту гадскую карту. Краденную.
Ну, то есть как краденную - элегантно уведённую.
- Только я не пойду объяснять ему про карту!- быстро отказалась Эсти. - Мне стыдно!
К моменту обнаружения карты платить уже было некому, до 10 утра назавтра. Всё это время эти три троглодита надо мной смеялись, представляя в лицах, как я буду объяснять мастеру, почему я хочу оплатить принесённую с собой карту.
Но недаром я мудрая зрелая женщина! Войдя в велосипедный центр с эскортом из страшно любопытного семейства, я никому ничего объяснять не стала. Я просто протянула дядьке карту и деньги. Оказавшись в знакомой до автоматизма ситуации, он автоматически пробил в кассе нужную сумму, ему явно казалось, что что-то не так, но что- осталось вне его сознания, а там принесли чинить велосипед. Дядька автоматически сделал меня честной женщиной и отправился ремонтировать. Наша карта узаконилась. но Эсти всё ещё надо мной смеётся...
шикарно!

Геморрой, или головная боль

Ничто в нашей жизни не происходит без причины. Всё, всё валящееся на наши непокрытые головы, имеет сакральный смысл или, по крайней мере, приносит практическую пользу.
Вот, например. Опоздала это я ввиду отсутствия стоянок на поезд. Иду, значит, торопиться некуда - опоздала же основательно, с запасом, чтобы уже не бежать, а продвигаться в его сторону со скоростью, подобающей возрасту и общественному положению. И понимаю - не спроста это, для чего - то так было нужно, чтобы до следующего поезда полчаса...
В кассе - письмо Онегина к Татьяне: мол, дорогие любимые пассажиры, билеты в два конца себя изжили как факт, с сего дня исключительно заряжаем пластиковые карточки с фотографией ( равкавы), простите-прощайте!
Ок, говорю кассиру, давай сюда твой равкав...
А он мне - дык нету же! Мы, говорит, с автоматом, можем только зарядить уже имеющийся у тебя..
Равкавы изготавливали компьютерным способом на противоположной стороне вокзала. Для этого нужно выйти с вокзала и, обойдя его по периметру, воспользоваться противоположным входом. Правда, если пустить в ход моё обаяние, меня и так пропустили, но минут пять дорога заняла. В кассе на противоположном краю вокзала равкавы тоже не продавались. Для их изготовления нужно было обрптиться к милой девушке, которая как раз инстршуктировала напарницу. Мы с ещё каким-то дядькой дожили до конца инструктажа, после чего оказалось, что в 3 она заканчивает работу, её напарница примет смену, и только после этого продолжит печь равкавы аки пирожки. Всё бы ничего, но поезд на Тель-Авив отправляется в 3:03...
Впрочем, мне она равкав спекла последним аккордом, очень неудачно сфотографировав ( помоложе раньше были зеркала)...
Потом была очередь в кассу, где мне " зарядили пластик", потом была схватка с автоматом на проходной - равкав нужно правильной стороной приложить к правильной картинке в правильном месте правильного автомата...
А потом всё пошло, как всегда, и даже лучше, на этот раз я посчитала, что счастье удобно сидеть стоит 5 доплаченных шекелей, и удобно сидела на заказанных местах. Уложилась как раз в отведённые мне полчаса... А вот была бы парковка близко, прискакала бы я тютелька в тютельку к правильному поезду - и зря бы только тосковала, глядя, как он уезжает без меня.
Всё же оно очень мудрое, наше Мироздание...